Навигация
Главная
Вход
Регистрация
Добавить сказку
Информация
Героические идеалы в воспитании ребенка.
Обо всём
Расскажи свою сказку
Реклама на сайте
Наша кнопка
Сказки - книги онлайн
Поиск

Разделы
Мифы и легенды
  Легенды Крыма
  Мифы древней Греции
  Русские былины
Народные сказки
  Белорусские
  Народов Востока
    Арабские сказки
    Афганские сказки
    Индийские сказки
    Казахские сказки
    Киргизские сказки
    Курдские сказки
    Непальские сказки
    Пакистанские сказки
    Персидские сказки
    Таджикские сказки
    Татарские сказки
    Турецкие сказки
    Туркменские сказки
    Узбекские сказки
  Народов Севера
    Бурятские
    Карельские
    Финские
    Хакасские
  Русские народные сказки
  Сборник
    Австрийские
    Албанские
    Английские
    Болгарские
    Боснийские
    Венгерские
    Греческие
    Датские
    Еврейские сказки
    Ирландские
    Испанские
    Итальянские
    Македонские
    Молдавские сказки
    Народов Америки
      Кубинские
    Народов Африки
      Суданские
    Народов Кавказа
      Аварские
      Адыгейские
      Кабардинские
      Карачаевские
      Кумыкские
      Лакские
      Ногайские
      Черкесские
      Чеченские сказки
    Немецкие
    Норвежские
    Польские
    Португальские
    Сербские
    Словацкие
    Словенские
    Уйгурские
    Хорватские
    Чешские сказки
    Шведские
    Шотландские
    Эстонские
  Украинские сказки
Сказки зарубежных писателей
  А. Дюма
  Братья Гримм
  В. Гауф
  Г.Х.Андерсен
  Дж. Родари
  О.Уайльд
  Сборник
  Шарль Перро
  Э. Хогарт
Сказки русских писателей
  А.С. Пушкин
  В. Гаршин
  К. Чуковский
  Л. Толстой
  Н. Телешов
  П. Бажов
  П. Ершов
  С. Маршак
  Сборник
Ссылки на литературные проекты
Спонсоры
Три богатыря

Добавлена: гена
Просмотров: 2446
Слов: 3402

Ну, так вот… Давным-давно жил один человек, не богатый, не бедный. У него было три сына. Все трое красивые, подобно месяцу, грамоте обучались, уму-разуму набирались, с плохими людьми не знались.
Старшему Тонгуч-батыру был двадцать один год, среднему Ортанча-батыру — восемнадцать лет, а младшему Кенджа-батыру — шестнадцать.
Однажды отец позвал сыновей к себе, усадил, приласкал каждого, погладил по голове и сказал:
— Сыновья мои, я не богат, имущества, что останется после меня, вам надолго не хватит. Большего от меня не ждите и не надейтесь. Воспитал я в вас три качества: во-первых,— вырастил вас здоровыми — вы стали сильными; во-вторых,— дал вам в руки оружие — вы стали искусными воинами; в-третьих,— научил вас ничего не бояться — вы стали храбрыми. Еще я даю вам три завета. Слушайте и не забывайте их: будьте честными — и будете жить спокойно; не хвастайтесь — и не придется вам краснеть от стыда; не ленитесь — и будете счастливыми. А обо всем остальном позаботьтесь сами. Приготовил я вам трех коней: вороного, буланого и серого. Сумы ваши я наполнил съестными припасами на неделю. Счастье у вас впереди. Отправляйтесь в путь-дорогу, поезжайте посмотреть свет. Не познав света, вы не сможете выйти в люди. Идите, ловите птицу счастья. Прощайте, сыновья мои! Сказав так, отец встал и ушел.
Стали братья собираться в дорогу. Утром рано сели на коней и пустились в путь. Целый день ехали братья и уехали далеко-далеко. К вечеру они решили отдохнуть. Слезли с коней, поели, но, прежде чем лечь спать, договорились так:
«Место здесь пустынное, нехорошо, если мы все уснем. Поделим ночь на три стражи и будем по очереди охранять покой спящих».
Сказано — сделано.
Сперва стал дежурить старший брат Тонгуч, а другие легли спать. Долго сидел Тонгуч-батыр, играя мечом и посматривая при лунном свете во все стороны…
Стояла тишина. Все было объято сном.
Вдруг со стороны леса послышался шум. Тонгуч обнажил меч и приготовился.
Недалеко от того места, где остановились братья, было логовище льва. Почуяв запах людей, лев поднялся и вышел в степь.
Тонгуч-батыр был уверен, что справится со львом и, не желая беспокоить братьев, побежал в сторону. Зверь погнался за ним.
Тонгуч-батыр обернулся и, ударив льва мечом по левой лапе, нанес ему рану. Раненый лев бросился на Тонгуч-батыра, но тот опять отскочил и со всего размаху ударил зверя по голове.
Тонгуч-батыр сел верхом на льва, вырезал из его шкуры узкую полоску, подпоясался ею под рубашкой и, как ни в чем не бывало, вернулся к спящим братьям.
Затем в свою очередь на стражу встал средний брат Ортанча-батыр.
В его дежурство ничего не случилось.
За ним встал третий брат Кенджа-батыр и охранял покой своих братьев до рассвета.
Так прошла первая ночь.
Утром братья снова тронулись в путь. Ехали долго, проехали много и вечером остановились у большой горы. У подножья ее стоял одинокий развесистый тополь, под тополем из земли пробивался родник. Около родника была пещера, а за ней жил царь змей Аждар-султан.
Богатыри не знали о царе змей. Спокойно привязали они коней, почистили их
скре скребницей, задали им корму, а сами сели ужинать. Перед тем как ложиться спать, они
решили дежурить, как и в первую ночь. Сначала стал на дежурство старший брат Тонгуч-батыр, а за ним пришел черед среднему брату Ортанча-батыру.
Ночь была лунная, царила тишина. Но вот послышался шум. Немного спустя из пещеры выполз Аждар-султан с головой, как корчага, с длинным, как бревно, туловищем и пополз к роднику.
Не захотел Ортанча-батыр тревожить сон братьев и побежал в степь, подальше от родника.
Почуяв человека, Аждар-султан погнался за ним. Ортанча-батыр отскочил в сторону и ударил царя змей мечом по хвосту. Закружился на месте Аждар-султан. А богатырь изловчился и ударил его по спине. Тяжело раненный царь змей бросился на Ортанча-батыра. Тогда богатырь последним ударом покончил с ним.
Затем он вырезал из его шкуры узкую полоску, подпоясался ею под рубашкой и, как ни в чем не бывало, вернулся к братьям и сел на свое место. Пришла очередь дежурить младшему брату Кенджа-батыру. Утром братья опять отправились в путь.
Долго ехали они через степи. На закате солнца подъехали к одинокому холму, слезли с коней и расположились отдыхать. Разожгли костер, поужинали и опять стали дежурить по очереди: сначала старший, потом средний, наконец, очередь дошла до младшего брата.
Сидит Кенджа-батыр, охраняя сон своих братьев. Не заметил он, что огонь в костре погас.
«Нехорошо оставаться нам без огня»,— подумал Кенджа-батыр.
Взобрался он на вершину холма и стал смотреть вокруг. Вдалеке время от времени мигал огонек.
Кенджа-батыр сел на коня и поехал в ту сторону. Долго он ехал и, наконец, доехал до одинокого дома.
Слез Кенджа-батыр с коня, тихонько на цыпочках подошел к окну и заглянул внутрь.
В комнате было светло, а на очаге в котле варилась похлебка. Вокруг очага сидело двадцать человек. У всех были мрачные, лица, вытаращенные глаза. Видно, эти люди замышляли что-то недоброе.
Кенджа подумал:
«Ого, здесь собралась шайка разбойников. Оставить их и уйти — не дело, не подобает поступать так честному человеку. Попробую-ка я схитрить, присмотрюсь, войду к ним в доверие, а потом сделаю свое дело». Он открыл дверь и вошел. Разбойники схватились за оружие.
— Господин, — сказал Кенджа-батыр, обращаясь к атаману разбойников,— я ничтожный ваш раб, родом из далекого города. До сих пор я занимался мелкими делами. Давно я уже хотел пристать к какой-нибудь шайке, вроде вашей. Я услышал, что ваша милость находится здесь, и поспешил к вам. Не смотрите, что я молод. Одна надежда на вас, что вы меня примете. Я знаю немало разных сноровок. Умею рыть подкопы, умею высматривать и разведывать. Я пригожусь в вашем деле.
Так умело повел разговор Кенджа-батыр.
Атаман шайки ответил:
— Хорошо сделал, что пришел.
Приложив руки к груди, Кенджа-батыр поклонился и сел около огня. Похлебка поспела. Поели.
В эту ночь разбойники решили ограбить шахскую казну. Поужинав, все сели на коней и поехали.
Кенджа-батыр тоже отправился с ними. Спустя немного они подъехали к дворцовому саду, слезли с коней и стали советоваться, как пробраться во дворец.
Наконец они сговорились так: сначала через стену перелезет Кенджа-батыр и разведает, спит ли стража. Потом остальные по одному перелезут через стену, спустятся в сад и там соберутся, чтобы сразу ворваться во дворец.
Разбойники помогли Кенджа-батыру взобраться на стену. Батыр спрыгнул, походил по саду и, обнаружив, что стража спит, нашел арбу и подкатил ее к стене.
Потом Кенджа-батыр взобрался на арбу и, высунув голову из-за стены, сказал: «Самое удобное время».
Атаман велел разбойникам одному за другим перелезать через стену.
Едва только первый разбойник лег животом на забор и, нагнув голову, приготовился слезать на арбу, Кенджа-батыр размахнулся да как хватит его мечом по шее, так и покатилась голова вора.
— Слезай, — сказал Кенджа-батыр, потянул тело вора и сбросил его вниз.
Короче говоря, Кенджа-батыр порубил головы всем разбойникам, а потом отправился во дворец.
Тихонько прошел Кенджа-батыр мимо спящей стражи в зал с тремя дверями. Здесь дежурили десять девушек-прислужниц, но они тоже спали. Никем не замеченный, Кенджа-батыр вошел в первую дверь и очутился в богато украшенной комнате. На стенах были развешаны расшитые пунцовыми цветами шелковые занавеси.
В комнате, на серебряной кровати, окутанной белой тканью, спала красавица, прекраснее всех цветов на земле. Тихонько приблизился к ней Кенджа-батыр, снял с ее правой руки золотой перстень и положил его в карман. Потом он вернулся назад и вышел в зал.
«Ну-ка, осмотрим вторую комнату, какие там тайны?»— сказал про себя Кенджа-батыр.
Открыв вторую дверь, он очутился в роскошно убранной комнате, украшенной шелками, расшитыми изображениями птиц. Посредине, на серебряной кровати, окруженная десятком девушек-служанок, лежала красивая девушка. Из-за нее спорили месяц и солнце: у кого из них она взяла свою красоту?
Кенджа-батыр тихонько снял с руки девушки браслет и положил в карман. Затем вернулся назад и вышел в тот же зал.
«Теперь нужно пройти в третью комнату»,— подумал он.
Здесь украшений было еще больше. Стены были убраны малиновым шелком.
На серебряной кровати, окруженная шестнадцатью красивыми девушками-служанками, спала красавица. Девушка была так прелестна, что даже сама царица звезд, прекрасная утренняя звезда, готова была служить ей.
Кенджа-батыр тихонько вынул из правого уха девушки золотую серьгу и положил в карман.
Кенджа-батыр вышел из дворца, перелез через забор, сел на коня и поехал к братьям.
Братья еще не просыпались. Так Кенджа-батыр сидел до зари, играя мечом.
Рассвело. Богатыри позавтракали, оседлали коней, сели верхом и отправились в путь.
Немного спустя они въехали в город и остановились в караван-сарае. Привязав коней под навесом, они пошли в чайхану и уселись там, чтобы отдохнуть за чайником чая.
Вдруг на улицу вышел глашатай и объявил:
— Имеющие уши да слушают! Сегодня ночью в дворцовом саду кто-то отрубил головы двадцати разбойникам, а у шахских дочерей пропало по одной золотой вещи. Наш шах пожелал, чтобы весь народ, от мала до велика, помог объяснить ему непонятное событие и указать, кто тот герой, который совершил такой богатырский поступок. Если у кого-то в доме есть приезжие из других городов и стран, надо немедленно привести их во дворец.
Хозяин караван-сарая предложил своим гостям явиться к шаху. Братья поднялись и не спеша, отправились во дворец.
Шах, узнав, что они чужестранцы, приказал отвести их в особую комнату с богатым убранством, а визирю поручил выведать у них тайну.
Визирь сказал:
— Если спросить прямо, они, может быть, и не скажут. Лучше оставим их одних и подслушаем, о чем они будут говорить.
В комнате, где сидели братья, кроме них, никого не было. Вот перед ними расстелили скатерть, принесли разные кушанья. Братья принялись за еду.
А в смежном покое молча сидели шах и визирь и подслушивали.
— Нам дали мясо молодого барашка,— сказал Тонгуч-батыр,— но он, оказывается, был выкормлен собакой. Шахи не брезгуют и псиной. А я вот чему удивляюсь: от бекмеса дух идет человечий.
— Верно,— сказал Кенджа-батыр.— Все шахи кровопийцы. Нет ничего невероятного, если в бекмес подмешана человеческая кровь. Меня тоже удивляет одна вещь: лепешки на подносе уложены так, как может укладывать только хороший пекарь.
Тонгуч-батыр сказал:
— Должно быть, так оно и есть. Вот что: нас позвали сюда, чтобы узнать, что случилось в шахском дворе. Конечно, нас будут спрашивать. Что мы скажем?
— Мы не будем лгать,— сказал Ортанча-батыр.— Мы скажем правду.
— Да, пришла пора рассказать обо всем, что мы видели за три дня в дороге,— сказал Кенджа-батыр.
Тонгуч-батыр стал рассказывать, как он сражался со львом в первую ночь. Потом он снял с себя тесьму из львиной шкуры и бросил перед братьями. Вслед за ним Ортанча-батыр тоже рассказал о случившемся во вторую ночь и, сняв с себя тесьму из шкуры царя змей, показал ее братьям. Затем заговорил Кенджа-батыр. Рассказав, что произошло в третью ночь, он показал братьям взятые им золотые вещи.
Тут шах и визирь узнали тайну, но они не могли понять, что сказали братья про мясо, бекмес и лепешки. Поэтому они сначала послали за пастухом. Пришел пастух.
— Говори правду!— сказал шах.— Барашка, что ты прислал вчера, кормила собака?
— О, государь,— взмолился пастух,— если сохраните мне жизнь, я расскажу.
— Прошу тебя, говори правду,— сказал шах.
Пастух рассказал:
— Зимою у меня околела овца. Жаль мне стало ягненочка, и отдал я его собаке. Та и выкормила его. Вчера я прислал как раз этого барашка, потому что других, кроме него, у меня не осталось, всех уже ваши слуги забрали.
Затем шах велел позвать садовника.
— Говори правду,— сказал ему шах,— в бекмес была подмешана человеческая кровь?
— О, государь мой,— ответил садовник,— было одно событие, если жизнь мне сохраните, я расскажу вам всю правду.
— Говори, пощажу тебя,— сказал шах.
Тогда садовник рассказал:
— Прошлым летом, кто-то повадился каждую ночь воровать оставленный для вас самый лучший виноград. Я залег в винограднике и стал караулить. Смотрю, кто-то идет. Я с размаху ударил дубинкой его по голове. Потом я вырыл глубокую яму под виноградной лозой и зарыл тело. На следующий год лоза так разрослась и дала такой урожай, что винограда было больше, чем листьев. Только вкус у винограда оказался немного другой. Свежего винограда я вам не посылал, а сварил бекмес.
Что же касается лепешек, то их укладывал на подносе сам шах. Оказывается, отец шаха был пекарем.
Шах вошел к богатырям в комнату, поздоровался и сказал:
— Все, что вы рассказывали, оказалось правдой, и поэтому вы мне еще больше понравились. У меня, к вам просьба, дорогие гости — богатыри, выслушайте ее.
— Говорите, — сказал Тонгуч-батыр,— если нам подойдет ваша просьба, мы исполним ее.
— Есть у меня три дочери, а сыновей нет. Останьтесь здесь. Я бы выдал за вас своих дочерей, устроил бы свадьбу, созвал бы весь город и сорок дней угощал бы всех пловом.
— Говорите вы очень хорошо, — ответил Тонгуч-батыр, но как же мы можем жениться на ваших дочерях, когда мы не шахские дети, да и отец наш совсем небогат? Ваше богатство добыто царствованием, а мы воспитаны в труде. Шах настаивал:
— Я — властелин страны, а вас воспитал ваш отец трудом своих рук, но раз он отец таких богатырей, как вы, то чем же он хуже меня? На самом деле он богаче меня. А теперь я — отец девушек, перед которыми плакали влюбленные шахи, могущественные властелины мира, — стою перед вами и, плача, умоляя, предлагаю вам своих дочерей в жены.
Братья согласились. Шах устроил пир. Пировали сорок дней, и молодые богатыри стали жить в шахском дворце. Шах больше всех полюбил младшего зятя Кенджа-батыра.
Однажды шах прилег отдохнуть в холодке. Вдруг из арыка выползла ядовитая змея и уже собиралась укусить шаха. Но тут подоспел Кенджа-батыр. Он выхватил меч из ножен разрубил змею пополам и отбросил в сторону.
Не успел Кенджа-батыр вложить меч обратно в ножны, шах проснулся. В его душу, запало сомнение. «Он уже недоволен тем, что я выдал за него свою дочь,— подумал шах,— ему все мало, оказывается, он замышляет убить меня и сам хочет стать шахом».
Шах пошел к своему визирю и рассказал ему о случившемся. Визирь давно уже затаил вражду к богатырям и ждал только удобного случая. Он стал наговаривать шаху.
— Не спрашивая у меня совета, вы выдали за каких-то проходимцев, ваших любимых дочерей. А вот теперь ваш любимый зять хотел вас убить. Смотрите, с помощью хитрости он все равно погубит вас.
Шах поверил словам визиря и приказал:
— Посадить Кенджа-батыра в тюрьму.
Кенджа-батыра посадили в тюрьму. Опечалилась, загрустила молодая принцесса, жена Кенджа-батыра. Целыми днями она плакала, и ее румяные щеки поблекли. Однажды она бросилась к отцу в ноги и стала просить его, чтобы он освободил своего зятя.
Велел тогда шах привести Кенджа-батыра из тюрьмы.
— Вот вы, оказывается, какой коварный,— сказал шах,— Как же вы решились убить меня?
В ответ Кенджа-батыр рассказал шаху историю попугая.

ИСТОРИЯ ПОПУГАЯ
Когда-то жил шах. У него был любимый попугай. Шах так любил своего попугая, что не мог жить без него ни одного часа.
Попугай говорил шаху приятные слова, развлекал его. Однажды попугай попросил:
— У меня на родине, в Индии, есть отец и мать, братья и сестры. Давно я живу в неволе. Теперь я прощу вас отпустить меня на двадцать дней. Я слетаю на родину, шесть дней туда, шесть дней обратно, восемь дней побуду дома, нагляжусь на мать и отца, на братьев и сестер.
— Нет,— отвечал, шах,— если я тебя отпущу, ты не вернешься и, мне будет скучно.
Попугай стал уверять:
— Государь, я даю слово и сдержу его.
— Ну ладно, коли так, я отпускаю тебя, но только на две недели,— сказал шах.
— Прощайте, как-нибудь обернусь,— обрадовался попугай.
Он перелетел из клетки на забор, распрощался со всеми и полетел на юг. Шах стоял и смотрел ему вслед. Он не верил, что попугай вернется.
Попугай в шесть дней долетел до своей родины — Индии и разыскал своих родителей. Бедняга радовался, порхал, резвился, перелетал с горки на горку, с ветки на ветку, с деревца на деревце, купаясь в зелени лесов, побывал в гостях у родных и знакомых и не заметил даже, как прошло два дня. Настала пора лететь опять в неволю, в клетку. Тяжело было попугаю расставаться с отцом и матерью, с братьями и сестрами.
Минуты веселья сменились часами печали и горя. Повисли крылья. Быть может, удастся еще раз прилететь, а может быть, и нет.
Собрались родные и знакомые. Все жалели попугая и советовали не возвращаться к шаху. Но попугай сказал:
— Нет, я дал обещание. Могу ли я нарушить свое слово?
— Эх,— сказал один попугай,— когда ты видел, чтобы цари выполняли свои обещания? Если б твой шах был справедлив, разве он держал бы тебя четырнадцать лет в заключении и только на четырнадцать дней выпустил тебя на волю? Разве ты появился на свет, чтобы жить в неволе? Не выпускай из рук свободы ради того, чтобы доставить кому-нибудь развлечение! Лютости у шаха больше, чем милости. Неразумно и опасно быть близко к царю и тигру.
Но попугай не послушался советов и собрался улетать.
Тогда заговорила мать попугая.
— В таком случае я дам тебе совет. В наших местах растут плоды жизни. Кто скушает хотя бы один плод, тот сразу превращается в молодого, старик снова становится юношей, а старуха — молодой девушкой. Отнеси ты шаху драгоценные плоды и попроси, чтобы он тебя отпустил на волю. Может быть, в нем проснется чувство справедливости, и он даст тебе свободу.
Все одобрили совет. Тотчас же принесли три плода жизни. Попугай распрощался с родными и знакомыми и полетел на север. Все смотрели ему вслед, затаив в сердце большие надежды.
Попугай в шесть дней долетел до места, вручил шаху подарок и рассказал, какое свойство имеют плоды. Шах очень обрадовался, обещал освободить попугая, отдал один плод жене, а остальные положил в пиалу. Визирь затрясся от зависти и злости и решил повернуть дело по иному.
— Пока вы не кушайте плоды, принесенные птицей, давайте-ка сначала их испытаем. Если они окажутся хорошими, их съесть никогда не поздно,— сказал визирь.
Шах одобрил совет. А визирь, улучив момент, впустил сильного яда в плоды жизни. Затем визирь сказал:
— Ну, теперь давайте испытаем.
Принесли двух павлинов и дали им поклевать плоды.
Оба павлина тут же издохли.
— Что было бы с вами, если б вы их съели? сказал визирь.
— Я тоже умер бы!— воскликнул шах. Он выволок из клетки бедняжку-попугая и, оторвал ему голову. Так бедняга попугай получил от шаха «награду».
Вскоре шах разгневался на одного старика и решил его казнить. Шах велел ему съесть оставшийся плод. Как только старик съел его, у него сразу выросли черные волосы, прорезались новые зубы, глаза заблестели молодым блеском, и он принял вид двадцатилетнего юноши.
Понял царь, что напрасно убил попугая, но было поздно.
— А теперь я расскажу о том, что случилось, пока вы спали,— сказал в заключение Кенджа-батыр.
Он пошел в сад и принес оттуда рассеченное пополам туловище змеи. Шах стал просить прощения у Кенджа-батыра. Кенджа-батыр сказал ему:
— Господин, разрешите мне с братьями вернуться домой в свою страну. С шахами не возможно жить в добре и мире.
Сколько шах ни умолял, сколько ни упрашивал, богатыри не согласились.
- Мы не можем быть придворными людьми и жить во дворце шаха. Мы будем жить своим трудом,— сказали они.
— Ну, тогда пусть мои дочери останутся дома ,— сказал шах.
Но дочери заговорили на перебой:
— Мы не расстанемся с мужьями.
Очень удивился шах и волей-неволей разрешил им ехать.
Молодые богатыри вернулись к отцу вместе со своими женами, и зажили счастливой жизнью в довольстве и труде.

О сказочнике

Музыка, спорт



Подари жизнь!

Сказки для вашего ребенка

Рейтинг: Нет рейтинга

Комментарии

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Для предотвращения спама введена премодерация комментариев от незарегистрированных пользователей.