Навигация
Главная
Вход
Регистрация
Добавить сказку
Информация
Героические идеалы в воспитании ребенка.
Обо всём
Расскажи свою сказку
Реклама на сайте
Наша кнопка
Сказки - книги онлайн
Поиск

Разделы
Мифы и легенды
  Легенды Крыма
  Мифы древней Греции
  Русские былины
Народные сказки
  Белорусские
  Народов Востока
    Арабские сказки
    Афганские сказки
    Индийские сказки
    Казахские сказки
    Киргизские сказки
    Курдские сказки
    Непальские сказки
    Пакистанские сказки
    Персидские сказки
    Таджикские сказки
    Татарские сказки
    Турецкие сказки
    Туркменские сказки
    Узбекские сказки
  Народов Севера
    Бурятские
    Карельские
    Финские
    Хакасские
  Русские народные сказки
  Сборник
    Австрийские
    Албанские
    Английские
    Болгарские
    Боснийские
    Венгерские
    Греческие
    Датские
    Еврейские сказки
    Ирландские
    Испанские
    Итальянские
    Македонские
    Молдавские сказки
    Народов Америки
      Кубинские
    Народов Африки
      Суданские
    Народов Кавказа
      Аварские
      Адыгейские
      Кабардинские
      Карачаевские
      Кумыкские
      Лакские
      Ногайские
      Черкесские
      Чеченские сказки
    Немецкие
    Норвежские
    Польские
    Португальские
    Сербские
    Словацкие
    Словенские
    Уйгурские
    Хорватские
    Чешские сказки
    Шведские
    Шотландские
    Эстонские
  Украинские сказки
Сказки зарубежных писателей
  А. Дюма
  Братья Гримм
  В. Гауф
  Г.Х.Андерсен
  Дж. Родари
  О.Уайльд
  Сборник
  Шарль Перро
  Э. Хогарт
Сказки русских писателей
  А.С. Пушкин
  В. Гаршин
  К. Чуковский
  Л. Толстой
  Н. Телешов
  П. Бажов
  П. Ершов
  С. Маршак
  Сборник
Ссылки на литературные проекты
Спонсоры
Сладкоголосый соловей

Добавлена: гена
Просмотров: 2536
Слов: 5140

В стародавние времена жил жестокий шах. Много лет он притеснял и истязал народ. Изо рта своих подданных он вырывал последний кусок хлеба, душил их всякими поборами да налогами.
Так награбил он столько золота, серебра и драгоценных камней, что не знал, куда все это девать. Однажды собрал шах лучших мастеров и приказал им:
- Сделайте мне дерево чинару – ствол из яхонтов, ветки из хризолита, листья из изумруда, а плоды из жемчуга. А листва должна быть такая густая, что бы сквозь нее не проникал ни один луч солнца.
Услыхал о шахском повелении народ, и зароптал:
- Пока смастерят такое дерево, с нас, должно быть, и последнюю рубашку снимут.
Однако шах жестоко расправился с недовольными. Одним головы приказал отрубить, других в яму бросить.
Через 7 лет чинара была готова.
Приказал шах поставить свою кровать под драгоценным деревом и спал там.
Однажды утром почувствовал шах на правой щеке тепло. Открыл глаза и видит: сквозь изумрудную листву просвечивает пятнышко голубого неба величиной с копейку, и оттуда луч солнца падает на щеку. Шах завопил:
— Какой-то вор похитил листок с моей чинары. Кто найдет злодея, того я до самой макушки золотом засыплю. А если вор не будет пойман, весь город сожгу и пепел развею по ветру.
Сидевший по – правую руку шаха визирь посоветовал:
— Поставьте на ночь стражу из сорока воинов. Они подстерегут вора.
Шах согласился.
Сорок вооруженных воинов окружили чинару. Но когда подошла полночь, все они как стояли, так и уснули.
Просыпается утром шах и видит — в листве еще одно пустое место,
уже величиной с пятак. Пришел шах в такую ярость, что каждый волосок на его, голове поднялся острой иглой.
— Палачи, ко мне,— закричал он.
Четырнадцать палачей черными птицами предстали перед шахом, выхватили из ножен отточенные сабли и сказали:
— Кому пришел смертный час, тому голову снесем.
— Казнить их,— приказал шах, указывая на воинов.
Но тут вмешался визирь.
— Если каждый день будете рубить по сорока голов,— сказал он,— то в государстве не останется войска. Посадите лучше воинов в темницу, и приставьте к дереву другую стражу.
Воинов отвели в темницу.
А у шаха, надо сказать, было три сына.
Вот старший сын и говорит отцу:
— Позвольте мне в эту ночь посторожить чинару. Я поймаю вора.
Шах согласился.
Стал старший сын сторожить чинару, да только не выдержал и заснул в полночь. Когда занялась заря, шах увидел, среди листьев пустое место величиной с тюбетейку.
Шах тут же приговорил шах старшего сына к смерти.
— Я буду теперь сторожить,— вызвался средний сын.— Если не схвачу вора, казните меня вместе с братом!
Но, в полночь сон ему смежил веки, а утром среди листьев оказалось еще одно пустое место величиной в большую лепешку.
От ярости у шаха глаза полезли на лоб, как у кошки, подавившейся салом.
— Палачи,— закричал он — ко мне!
Но тут младший сын стал просить его:
— Позвольте мне взять лук и стрелы. Я подстрелю вора.
Шах позволил.
Когда стемнело, царевич встал под дерево и, натянув тетиву, стал зорко поглядывать то направо, то налево.
Глубокой ночью сон стал его одолевать. Вынул он из кармана ножик, надрезал себе палец, натер ранку солью с перцем, и боль сразу же разогнала дремоту.
Стоит царевич, поджидает. Вдруг перед самым рассветом подлетела к чинаре диковинная птица. Клюв у птицы был яхонтовый, ноги хризолитовые, крылья из жемчугов и кораллов. Птица опустилась на ветку чинары и так запела, что земля и небо зазвенели.
Как ни жалко было царевичу стрелять в дивную певунью, но он все же спустил тетиву. Но рука у него дрогнула, и стрела только задела птицу, выбив из крыла ее перышко.
Птица улетела.
Проснулся шах. Царевич, держа в правой руке лук и стрелы, а в левой перо, подошел к отцу.
— Вот,- сказал он,— я подстерег птицу, которая уносила драгоценные листья с вашей чинары. Это был сладкоголосый соловей. Однако подстрелить мне его не удалось: очень уж сладко он пел. Только выбил одно перышко из крыла.
Взял шах в руки перо и увидел, что оно дороже всех налогов с его страны за целых семь лет.
Обрадовался шах и велел выпустить из темницы сыновей и воинов.
В тот же день он объявил всем:
— Кто достанет мне эту птицу, того я возведу на свой трон, и он будет делить со мной шахскую власть. А если птицу не поймают, я весь город сожгу и сровняю с землей! .
Старшие сыновья шаха почтительно сложили руки на груди, поклонились и сказали:
— Позвольте нам сослужить службу, отец!
Шах согласился.
Переодевшись купцами, оба царевича выехали из города. Прошло три дня. Младший сын шаха подумал: «Ничего братья не найдут; а отец в ярости может и город сжечь. Надо ехать мне». Он пошел к отцу и сказал:
— Отец! Позвольте и мне сослужить вам службу. Я хочу найти волшебную птицу. Отпустите меня — я уеду, не отпустите — тоже уеду.
Очень не хотелось шаху отпускать младшего сына. Но царевич твердо стоял на своем.
Делать нечего — шаху пришлось снарядить и младшего сына в дорогу.
Младший царевич ехал быстро и через неделю догнал своих братьев.
Поехали дальше втроем и долго, ли, скоро ли ехали, но прибыли к месту, где дорога разделялась на три. Возле каждой дороги — камень, на камне — надпись. На одном было написано: «Кто поедет по этой дороге, вернется». На другом — «Кто поедет по этой дороге, встретит опасность». На третьем — «Кто поедет, не вернется».
Старший брат выбрал первую дорогу, средний выбрал опасную, а младший ту, по которой не возвращаются.
Братья распрощались и тронулись в путь.
Едет средний брат и думает: «Опасная дорога—дело неладное, а вдруг со мной что-нибудь приключится? Не лучше ли поехать вместе со старшим братом?» Подумав так, он свернул на тропинку и присоединился к старшему брату. Поехали они вдвоем.
Приехали братья в чужой город, сели на солнышко, поели кислого молока и стали расчесывать друг другу волосы.
А дочь шаха, выйдя на балкон своего дворца, заметила братьев.
«И не стыдно им у меня на глазах причесываться?» — подумала она и, рассердившись, кинула кусок яблока, которое ела, прямо в старшего брата, да так ловко, что попала ему в голову. Старший брат повернулся, смотрит — на балконе стоит красавица.
«Царевна, наверное, в меня влюбилась»,— подумал старший брат и остался сидеть со средним братом у дворца.
Вечером одна из служанок царевны подошла к братьям.
— Что вы здесь сидите, почему не уходите?
— Царевна в меня влюбилась, даже кинула кусочек яблока, пошутила, посмеялась. Как же мне уйти? — сказал старший брат.
— Живо проваливайте отсюда! А то царевна разгневается и прикажет отрубить вам головы,— припугнула служанка.
Братья струсили и, дрожа от страха, ушли.
Стали они жить в городе, и день за днем прожили все, что дал им в дорогу отец. Делать они ничего не умели и так обнищали, что пришлось им спать у порога чужой лавки.
Пошли они в услужение. Старший брат поступил подручным в харчевню — похлебку разливать, а средний брат в другую харчевню — под котел с пловом дрова подкладывать.
Теперь послушайте о младшем брате.
И дни и ночи ехал он от реки к реке, от озера к озеру, от горы к горе, оставляя за собой стоянки и переходы. Съел он все свои запасы, только одна сухая лепешка осталась.
Наконец доехал младший брат до родника. На берегу его росла тенистая чинара.
Младший брат привязал коня к чинаре, сунул руку в переметную суму и вынул свою последнюю лепешку. Намочил он ее в воде, разломил на кусочки и только собрался поесть, как заметил вдали облако пыли. Присмотрелся и видит — прямо на него мчится во весь дух большая обезьяна.
С перепугу юноша влез на дерево. Обезьяна подбежала, съела лепешку, вытерла морду и, подняв голову, поманила царевича.
— Слезай! — сказала она человечьим голосом. Царевич подумал:
«Не наелась лепешкой, хочет и меня съесть». И полез ещё выше.
А обезьяна вскочила на нижнюю ветку.
— Эй, человек, слезай! — снова позвала она.— Если в наши места птица залетит, крылья спалит, человек зайдет, ноги сожжет? Зачем ты сюда приехал?
Царевич слез с дерева, рассказал обезьяне все от начала до конца.
— Если я не доберусь до сладкоголосого соловья, отец весь город сожжет и сровняет с землей,— печально закончил он свой рассказ.
— Говорят: «Кто тебя один раз накормил, тому сорок раз поклонись»,— сказала обезьяна.— Лучше бы я не ела твоей лепешки! А раз уже съела, придется тебя отблагодарить. Садись на коня! Посчастливится — добудем птицу, спасем твой город от разоренья.
Сели они вдвоем на коня, и отправились в путь. Доехали они до, отгороженного высокой стеной, сада.
— Я буду копать подземный ход,— сказала обезьяна,— а ты жди меня. Если через пять дней не приду, возвращайся туда, откуда приехал. — И обезьяна принялась рыть.
На шестой день обезьяна вернулась и сказала:
— Я подвела подкоп под самую клетку, в которой под семью покрывалами сидит сладкоголосый соловей. Доберись до конца хода и подожди, пока не уснет стража, а там — хватай не мешкая клетку с птицей и неси сюда. Только смотри, не снимай с клетки покрывала.
Крепко запомнив наставление обезьяны, царевич спустился в подземный ход. Добрался до конца и стал ждать.
Стражники-караульные, — а их было десять человек,— уснули на своих местах. Царевич пробрался мимо них и схватил клетку с птицей. Ему захотелось посмотреть, та ли это чудесная птица, что прилетала на чинару его отца. Только он приподнял одно из семи покрывал, сладкоголосый соловей запел, да так звонко, что царевич остановился словно зачарованный, а клетка выпала у него из рук.
Проснулись стражники, схватили царевича и отвели к шаху.
Шах позвал палача и приказал:
— Отруби вору обе руки! По локоть!
Тут вступился визирь.
— Подожди казнить молодца. Давайте сначала узнаем, зачем ему понадобилась птица.
— Ну, послушаем,— согласился шах, и царевич рассказал все от начала до конца.
Тогда визирь сказал шаху:
— Если мы казним из-за птицы храброго молодца, пойдет о нас постыдная молва. Лучше пошлите его на трудное дело.
Шах согласился и сказал юноше:
— Поезжай отсюда в сторону захода солнца. Проедешь на коне девять месяцев и увидишь город. У шаха того города есть дочь, спит она в золотом сундуке. Если ты привезешь мне девушку, я отдам тебе сладкоголосого соловья.
Царевич вернулся к обезьяне и рассказал, что с ним произошло.
Опять сели они вдвоем на коня и пустились в дальний путь.
Ехали они девять месяцев и подъехали, наконец, к большому городу. Остановились в поле, и обезьяна снова принялась рыть подземный ход. Через девять дней и девять ночей она кончила работу и вернулась к царевичу.
— Я сделала подземный ход к дворцу дочери шаха,— сказала обезьяна.— Подымись по лестнице в сорок ступенек, пройди через сорок комнат, выйди на балкон, там луноликая красавица-царевна сидит на золотом сундуке, окруженная сорока прислужницами. Когда царевне
хочется спать, она открывает крышку и ложится в сундук. Ты, сперва подними крышку, посмотри, закрыты ли глаза у царевны. Если она спит с открытыми глазами, уноси ее, а если глаза у нее закрыты, не трогай.
Царевич спустился в подземный ход, пробрался во дворец, поднялся по сорока ступеням, прошел сорок комнат, заглянул на балкон. Смотрит
— сидит красавица-царевна, окруженная сорока служанками. Кто увидит ее, вмиг разум теряет от такой красоты. Вот легла она спать в свой сундук, а служанки уснули вокруг. Царевич поднял крышку и видит — глаза у царевны закрыты. Тут бы надо уйти, да у него разум вылетел из головы.
Забыл царевич наставления обезьяны. Наклонился он, чтобы поцеловать царевну. Но от его горячего дыхания лицо девушки затуманилось, и она открыла глаза.
— Эй, человек, что тебе надо?— крикнула она.
Служанки проснулись, бросились к царевичу, связали ему руки и отвели к шаху.
Шах, от ярости, приказал сейчас же казнить юношу.
Но тут вмешался визирь.
— Государь, если мы казним его, наутро об этом узнает и стар и млад, и пойдет о нас постыдная слава. Лучше пошлите молодца на трудное дело.
Шах согласился и говорит:
— Слышал я, что за девять месяцев пути отсюда находится море Жульзам, а в море — Алмазный остров. Там живет колдун Орзакы. У него есть конь Кара Калдыргоч. Тот конь месячный путь пробегает в мгновенье ока. Достань мне коня, и дочь будет твоей.
Вернулся царевич к обезьяне и горько заплакал.
Она стала его утешать:
— Э, царевич, не горюй! Если счастье будет с нами, достану я тебе коня Кара Калдыргоч.
И снова они пустились в дорогу. Ехали степями и горами и, наконец, доехали до моря.
Увидел царевич бесконечный морской простор и загрустил.
— Не переплыть нам моря,— сказал он обезьяне — погибнем. Обезьяна стала ободрять его.
— На каждое дело иди смело! Ничего не бойся! И она начала рыть подземный ход под морем. Через сорок дней и сорок ночей обезьяна кончила работу и вернулась.
— Я вывела подземный ход под передние копыта коня. Ты осторожно высунь голову из отверстия подкопа. Кара Калдыргоч заржет; а колдун Орзакы встанет с постели, выйдет, ударит его и опять пойдет. Ты опять высунь голову. Кара Калдыргоч снова заржет. Придет колдун, ударит коня и уйдет. А потом ты потихоньку выйди и, не дав коню заржать,
надень ему на морду эту торбу с кишмишом да скажи; «Эй, добрый конь Кара Калдыргоч! До каких пор ты будешь находиться во власти злодея, и терпеть от него побои?» И проворно бери коня, о седле уздечке и потнике не заботься, поезжай скорей!
Крепко запомнив, наставления обезьяны, царевич вошел в подземный ход и прошел под морем к коню. Выглянул он из подкопа, видит: Кара Калдыргоч, насторожив уши, подняв хвост трубой, танцует на месте.
Заметив чужого, конь громко заржал. Пришел колдун. Ростом он был с минарет, каждое плечо как чинара, рот как пещера, глаза как старые мешки, нос как печь для лепешек, тело как у слона. Изо рта колдуна вылетел огонь.
— Ах ты, тварь! — прикрикнул на коня колдун — Если птица сюда залетит, крылья спалит, если человек зайдет, ноги сожжет! Ты, что ли, запах человека учуял?
Колдун ударил плетью коня и ушел спать.
Опять царевич высунул голову. Конь опять заржал. Пришел колдун с плеткой в руке и заорал на коня:
— Э, чтобы ты подох! Запах человека учуял, что ли? Будь он хоть под землей, хоть на небе, от меня не уйдет. Уж я если схвачу его, помну немного во рту и проглочу.
Отхлестал колдун коня и ушёл. Царевич выскочил из подземного хода, проворно накинул на голову лошади торбу с кишмишом и сказал:
— Эй, милый друг, до каких пор ты будешь находиться во власти колдуна, и терпеть от него побои?
Царевич погладил коня, вскочил ему на спину, ударил его пятками в бока и зажмурился. Кара Калдыргоч встряхнул гривой, на боках его выросли крылья, и он как сокол взвился к небу. Из-под копыт коня сверкнула молния и ударила по лбу колдуна. Колдун проснулся.
— Стой, стой!— крикнул он и, выпустив свои когти, погнался за конем.
Кара Калдыргоч полетел к морю. Колдун, было, совсем нагнал коня, протянул руку к его хвосту, а конь взбрыкнул задними ногами, лягнул колдуна. Пасть колдуна с треском разорвалась, как старое полотно. Колдун свалился в воду и утонул.
Девятимесячный путь конь пролетел за девять дней. Видит царевич город, а около города сидит обезьяна щелкает орехи.
— Ну что теперь сделаем?— спросила обезьяна.
— Отдадим Кара Калдыргоча, возьмем девушку,— ответил царевич.
— Разве можно отдать такого коня? Слушай меня! Я перекувыркнусь и стану конем. Ты подведешь шаху обоих коней, и он выберет меня. Потом возьмешь девушку и поедешь за птицей.
Обезьяна перекувыркнулась, обратилась в коня, да такого, что Кара Калдыргоч по сравнению с ним был хуже ишака.
Царевич повел коней к дворцу. Шах увидел через окошко двух вороных коней, черных, гладких, как ласточки.
— Позови того человека!— приказал шах визирю.— Нам подходят такие кони. Если продаст, купим.
Визирь позвал царевича.
— Сколько стоят твои кони?— спросил шах.
— За деньги не продам. Одного коня променяю на вашу дочь.
— Э, бестолковый! Разве можно девушку променять на коня?
Тогда царевич напомнил шаху его обещание выменять дочь, на Кара Калдыргоча.
— Что нам делать?— обратился шах к визирю.
— Мужественный человек не отказывается от своего слова. Тигр не возвращается по своему следу, – сказал визирь, – обещание нужно выполнять.
– За одного коня дам золото, за другого – дочь. Возьми, обоих коней!— сказал шах.
Но юноша ответил,
— Одного променяю на вашу дочь, на другом она будет ездить на охоту.
Шах спросил визиря:
— Какой из коней лучше? Выбирай!
Визирю понравился Кара Калдыргоч.
— Э, несмышленый! Вот хороший конь! — шах показал на коня-обезьяну и выбрал его.
Потом шах приказал привести дочь и отдал ее царевичу вместе с сундуком, в котором она спала.
Шах приказал коня-обезьяну отвести в конюшню и привязать. Но конь, насторожив уши, подняв хвост трубой, грыз удила, кусал тех, кто подходил спереди, лягал тех, кто подходил сзади, никого не допускал и не дал себя привязать. Шах повесил на дверь конюшни замок величиной с голову человека, поставил сорок стражников на крышу конюшни и сам лег спать у ее двери. Ночью конь обернулся обезьяной. Она пролезла через щель в стене и убежала.
Посмотрел утром шах через окошечко, а от коня даже и следа не осталось. Шах заметался, позвал визиря, рассказал, что случилось.
Визирь стал его утешать:
— Кара Калдыргоч был конем колдуна Орзакы. А колдуну подвластны все злые и добрые духи. Сколько шахов, желая добыть этого коня, лишилось головы! Наверно, колдун Орзакы взял обратно своего коня. Хорошо, что он не тронул нас. Не печальтесь. А кроме того, ведь вы
выдаете свою дочь замуж за шаха, и один из коней остался у нее.
Теперь послушайте о царевиче.
Когда он приехал к саду, где в клетке жил сладкоголосый соловей, обезьяна уже сидела у ограды и щелкала орехи.
— Что теперь сделаем?— спросила обезьяна.
— Отдадим девушку и возьмем сладкоголосого соловья,— ответил царевич.
— Э, несмышленое дитя, разве можно отдавать за птицу девушку?
Я перекувыркнусь, стану девушкой. По сравнению со мной, царевна будет хуже евяностолетней старухи. Ты приведешь нас к шаху, и он выберет меня.
— Не оставить ли мне девушку, здесь и повести только тебя?
— Нет, не надо. Пусть сам выберет, чтобы потом не жалел.
Обезьяна превратилась в прекрасную девушку. Царевич положил красавиц в два сундука и пошел в город, ко дворцу шаха. Пришел, стоит и просит милостыню. Шах в окошко увидел его и приказал казначею:
— Дай что-нибудь страннику!
А визирь вмешался:
— Юноша, что стоит у двора, не нищий, а сын шаха, тот самый, которого вы послали в далекую страну за прекрасной царевной.
Шах позвал юношу и спросил:
— Ну, молодец, выполнил службу?
— Выполнил,— ответил он.
— Где же девушка?— спросил шах.
— Вы приказали привезти одну девушку, а я привез двух. Возьмите ту, которая понравится, а другая останется мне.
Открыли сундуки. Обе девушки разом чихнули и поднялись. Шах от такой красоты опешил, разум у него помутился. Как увидел девушек, грудь ему проколола игла, сердце пробила стрела. Он влюбился и потерял покой.
— Какую мне взять? —спросил он у визиря.
Визирь указал на царевну. Однако шаху понравилась девушка-обезьяна. Он оставил ее и отдал царевичу сладкоголосого соловья.
Царевич вышел из города, сел на Кара Калдыргоча верхом. На одно колено поставил сундук с девушкой, на другое — золотую клетку с птицей и отправился в путь.
А шах созвал народ, отпраздновал такую пышную свадьбу, какой еще не видели. В самый разгар пира обезьяна поднялась, проскользнула через щель в стене и исчезла.
Теперь послушайте о царевиче. Подъехал он к старой чинаре и видит — обезьяна уже сидит там и щелкает орехи.
— Что теперь сделаем?— спросила она.
— Теперь я поеду домой,— ответил царевич.
— Сначала поедем ко мне, погостишь у меня дня три-четыре, а потом отправишься домой.
— Твой дом, какая-нибудь расщелина в горе, как я туда пролезу?
Обезьяна засмеялась.
— И ты до сих пор ещё не знаешь, кто я такая? Идем!
Царевич пошел за обезьяной. Вот они перебрались через гору и оказались у ворот с красивой резьбой, с золотыми кольцами. Вошли в ворота, а там — прекрасный сад. Цветут розы, поют соловьи, над водой зеленеет трилистник. Персики, винные ягоды поспели и падают на землю. В четырех углах сада — четыре золотых дома, и в каждом по сорок комнат. В каждой комнате сидят и учатся юные пери: читают и пишут.
Обезьяна перекувыркнулась и стала красавицей— пери. Такой красивой девушки ни одна мать ещё не родила.
Три дня гостил царевич в прекрасном саду.
Когда он собрался уходить, пери отрезала волосок от своей косы и дала ему.
— Если тебе придется трудно,— сказала она,— зажги кончик волоска, и я к тебе явлюсь.
— Почему ты мне сделала столько добра, помогала все это время?— спросил царевич. .
— Еще задолго до встречи с тобой я гадала и узнала, что в стране восхода солнца живет жестокий шах. Он отбирает последний кусок хлеба у своих подданных и делает драгоценное дерево. Из-за этого дерева он захотел разрушить город. А у шаха три сына. Младший скажет: «Нехорошо, если из-за дерева мой отец разрушит город, и люди останутся без крова. Я привезу птицу, которая уносит листочки с дерева». Тогда я подумала: «Если юноша готов отдать жизнь за бедный народ, как я могу сидеть на троне и блаженствовать». И вот семь лет я искала тебя, пока не нашла.
Царевич попрощался с пери, поблагодарил ее и отправился с дочерью шаха в путь.
Ехал он, ехал и доехал до того места, где расстался с братьями. Тут он остановил Кара Калдыргоча и задумался: «Где теперь мои братья? Поеду-ка, узнаю о них».
Он оставил в пещере девушку и клетку с птицей, свернул на дорогу, которую выбрал старший брат.
Приехал царевич в город и увидел, что в харчевне старший брат разливает похлебку.
— Эй, хозяин!— позвал царевич.— Пришли во двор караван-сарая, что против харчевни, мне похлебки с тем парнем, который разжигает огонь.
Хозяин налил похлебку в миску и, передавая миску старшему брату, закатил ему звонкую пощечину.
— Неси осторожно! — сказал он.
Старший брат отнес похлебку во двор караван-сарая.
— Садись и ешь сам! — сказал младший брат.
— Нельзя, хозяин будет ругаться.
— Не будет ругаться! Садись, садись!
Когда старший царевич поел, младший спросил его:
— Откуда ты? Какого ты рода?
— Я подручный в харчевне, родился здесь.
— Не скрывай от меня. Я узнал тебя. Если скажешь правду, отвезу тебя на родину.
Старший брат заплакал и рассказал от начала до конца все, что с ним было.
— А ты узнаешь своего младшего брата, если увидишь его? — спросил царевич.
— Узнаю.
— А как?
— Однажды, когда мы были ещё мальчиками, я собрался ехать на реку поить лошадь, а он привязался ко мне, крича: «Я тоже поеду!» Лошадь лягнула его, и на левом плече братишки осталась метка от копыта.
— Почему же ты не покатал своего братишку, не позабавил его?
— Я не любил его — вот и не повез.
— Не похожа ли метка твоего брата на эту?
Царевич отвернул ворот у рубахи и обнажил своё левое плечо.
Старший брат бросился к его ногам и горько-горько заплакал.
Царевич поднял его, вытер ему слезы, повел на базар, купил хорошую одежду и коня. Старший брат нарядился, сел на коня и оба поехали за средним братом. Среднему брату жилось у продавца плова не лучше, чем старшему у продавца-похлебки.
Разыскав среднего брата, царевич также одел и снарядил его, и все вместе поехали в родные края.
Когда старшие братья увидели, какие подарки везет отцу царевич, они от зависти потеряли покой, и забыли все добро, которое он сделал им. Ночью они начали сговариваться погубить своего младшего брата.
А девушка в своем сундуке услышала их разговор.
Когда наши, путники подъехали к реке и остановились у берега на ночлег, девушка подозвала царевича и сказала:
— Твои братья задумали злое дело: хотят тебя убить. Спрячься.
Настала ночь. Царевич немного полежал, потом насыпал на ковер земли, покрыл халатом, а сам ушел и притаился в сторонке.
Перед рассветом старшие братья подошли к ковру, взяли его за четыре конца и сбросили в реку.
— Теперь пойдем и заберем коня, птицу и девушку,— сказали они.
Вдруг послышался плеск воды. Смотрят, царевич сидит у воды, умывается.
Очень огорчились злые братья, что замысел их не удался, сели на коней, ускакали вперед и остановились у песчаного холма. Здесь они закопали острую саблю, а сами легли рядом и зарылись до пояса в песок.
Вот подъехал младший брат и спрашивает:
— Зачем вы зарылись в песок?
— Чтобы не болела поясница и ноги,— ответил старший.— Давай мы и тебя зароем, и твои ноги всегда будут здоровы.
Царевич слез с коня, братья зарыли его, и песок стал жечь ему ноги.
— Эх, братья, песок-то горячий! — сказал он.
— А ты пошевели нотами, он и остынет.
Младший брат стал двигать ногами, и сабля сразу отрезала ему обе ноги до колен.
Братья выкололи царевичу глаза, взяли девушку, коня, птицу и ускакали.
Приехали братья к отцу и отдали ему все, что привезли.
Шах очень обрадовался. Девушку он объявил невестой старшего сына, отослал в гарем и приставил к ней сорок служанок, Кара Калдыргоча поставил в конюшню, а клетку со сладкоголосым соловьем повесил на драгоценную чинару.
Но сладкоголосый соловей спрятал голову под крыло и не пел. Кара Калдыргоч кусал тех, кто подходил спереди, лягал тех кто подходил сзади, и не допускал к себе никого. Девушка, окруженная сорока служанками, лежала в золотом сундуке, не выходя из него, не поднимая головы. Теперь послушайте о царевиче.
Через три дня и три ночи он пришел в себя, вспомнил про волосок, который дала ему пери, и зажег его. В мгновенье ока пери появилась подле него на золотом троне, окруженная своими прислужницами.
— О, сын человека, кто тебе причинил зло?— воскликнула она. Уложив царевича на свой трон, она приказала прислужницам отнести его к своему отцу на край света в горы Кухи-Коф.
«Окуните, прошу вас, сына человека, в воду океана-жизни и лечите по нашим обычаям. Через сорок дней, когда он будет здоров, пришлите его ко мне. Он мне дорог, как родной брат»,— приказала она передать отцу.
Пери перенесли трон на край света в горы Кухи-Коф и доставили царевича к отцу пери.
Через сорок дней царевич выздоровел и стал еще красивее, чем прежде.
— Я не пущу тебя к твоему отцу в таком виде, — сказала пери.
— Сделаю тебя похожим на нищего странника и тогда отвезу. Если твой отец выдал девушку за твоего старшего брата и сделал его вместо себя шахом, мы не въедем в город, повернем назад, а если твой отец по-прежнему правит страной, я справлю твою свадьбу с красавицей девушкой.
Три месяца пери не отпускала от себя царевича. Через три месяца волосы у него отросли, стали закрывать лоб, а ногти выросли длинные-предлинные. Пери усадила его на свой трон и вместе с ним полетела в его город.
Оставив трон за городом, пери взяла за руку царевича и отвела во двор к шаху.
Шах в это время разговаривал с визирем.
— Уже сколько месяцев прошло, как я увяз в трясине печали,— жаловался шах.
— Птица ни разу не запела, конь ни разу не заржал, девушка не ест ничего.
Вдруг он заметил во дворе молодого странника.
— Эй, поди сюда! — закричал шах.
Царевич взглянул на трон и увидел, что оба его брата сидят по обе стороны отца.
Едва царевич сделал только один шаг к трону, сладкоголосый соловей запел так, что сердца всех живущих в мире растаяли, словно воск.
Царевич еще шагнул, и Кара Калдыргоч, стоя в конюшне, громко заржал. Сделал царевич третий шаг — тогда девушка выпрыгнула из сундука, взяла в руки золотой саз и стала танцевать в кругу среди сорока прислужниц.
Шах обрадовался.
— Странник, ты принес с собой счастье! — сказал он и высыпал ему на голову блюдо золотых монет.
Тогда младший царевич сказал:
— Я не странник, спросите у сладкоголосого соловья, он все расскажет вам.
— Где ты слышал, чтобы птица говорила? — удивился шах.
Но тут сладкоголосый соловей заговорил человеческим голосом и рассказал шаху все от начала до конца.
Тогда шах увидел, что его власти пришел конец, ибо народ, узнав, кто спас город от беды и несчастья, стеной встал за младшего царевича.
Злой шах со старшими сыновьями сбежали из города.
Сорок дней угощал царевич всех на своей свадьбе. И пери сказала ему на прощанье: «Когда захочешь меня увидеть, зажги мой волосок, и я являюсь».
Так народ был избавлен от притеснений шаха, а царевич достиг исполнения своих желаний.
Я был на той свадьбе, поел плова, намазал салом усы и бороду и вернулся домой.

О сказочнике

Музыка, спорт



Подари жизнь!

Сказки для вашего ребенка

Рейтинг: Нет рейтинга

Комментарии

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Для предотвращения спама введена премодерация комментариев от незарегистрированных пользователей.